Поездка в Тарусу. 30.05.07 

Это мы на подъезде к Тарусе. Первая остановка - туалет, то бишь лес!

Этот человек развлекал нас в автобусе по дороге в Тарусу. Иногда что-то интересное рассказывал, иногда что-то излишне колоритное. Сам довольно колоритный персонаж, как видите.

А эта женщина встретила нас уже на месте, и как начала рассказывать про историю города... ой.

И пошли мы от автобуса.

При виде этой фотографии мне вспоминается песенка про девочку Марусю, которая живет в городе Тарусе. Петухи одни да гуси, Господи Иисусе!

Забрели мы в Краеведческий музей, полагалось так, и вот что мы там увидели. Граммофон, или как это правильно называется, не знаю. Короче, доисторический проигрыватель. Такими вот мягкими были раньше пластинки.

А потом нас отправили на кладбище, и мы пошли.

Могила Ариадны, старшей дочери Цветаевой. Мысль художника, установившего памятник такова: мать, талантливый поэт, была очень сложным человеком и всю жизнь давила на дочь, а теперь на нее давит этот могильный камень. Мрачновато.

А это мы дошли до Паустовского.

На самом деле, он похоронен чуть правее от камня, на котором его имя. Паустовский очень много сделал для Тарусы. Поставил через каждые десять шагов по всему городу колонки, чтобы старушки не таскали тяжелые ведра с водой. За эти колонки мы были ему страшно благодарны, жара была неимоверная, только ими и спасались. Еще он там провел электричество, сделал дороги, любил этот край, одним словом. Множество народу пришло на его похороны.

А это я слушаю забавную историю. Шел как-то Паустовский из бани, а навстречу ему молодые ребята. Говорят: "Дед, ты, видать, местный. Не знаешь, где тут у вас похоронен классик Константин Паустовский?" Паустовский немного обалдел и не понял вопроса. А ребята возмутились. Что же получается, существуют люди, которые не знают кто такой Паустовский?! И стали ему рассказывать про то, какой это хороший писатель. А он только слушал, раскрыв рот. Так они и не поняли, что разговаривали с живым классиком. И после этой истории Паустовский решил, что хочет быть похороненым в Тарусе.

Дом Паустовского. Из него не сделали музея, потому что там живут его потомки, но потомки очень милые и разрешают заходить гостям из столицы, и не только оттуда, в шикарный сад.

Саш когда все это увидел, сказал: "Давай ты у нас на даче такое сделаешь". Я согласилась с условием, что он будет великие книги писать, как Паустовский. На том и порешили.

Вы извините, что я все себя да себя, уж очень мне было хорошо в этом саду.

Да!

А вот это те самые колонки. Только они не фонтаном бьют, просто дядя брызгается... жарко.

И дошли мы до дома-музея Цветаевой. Это макет не сохранившейся дачи Песочная, которую семья Цветаевых снимала много лет подряд.

Дом-музей - это дом бабушки Цветаевой по материнской линии. В этот дом сестры Марина и Анастасия любили прибегать в детстве. Бабушка всегда угощала их чаем.

Анастасия Цветаева, младшая сестра, дожила до 99 лет и написала книгу "Воспоминания" и не только ее. Это ее дар музею. На открытии музея она быть не смогла, потому что была где-то в Лондоне, или вроде того, делала доклад на английском о Марине. В ту пору ей было 98. Бодрая старушка!

Сестры.

Зеркало, принадлежавшее Марине Цветаевой.

Близкая подруга.

Могила Цветаевой в Елабуге, и то точно никто не знает где. Но она писала, что если ей придется умереть в другом месте, то в Тарусе, на одном из холмов, ей бы хотелось, чтобы поставили камень и написали: "Здесь хотела бы лежать Марина Цветаетва". Так и сделали.

А мы разлеглись вокруг этого камня.

Такой вот вид на реку Оку открывается с холма.

Маленький вариант памятника Цветаевой стоит в Краеведческом музее. Его отклонили. Какая-то Ахмадулина, на мой взгляд, получилась.

Памятник на набережной.

А еще в Тарусе похоронен Борисов-Мусатов. Он умер молодым, в 35 лет. Спящий мальчик. Его еще называют утонувшим, но это не так. Мальчик спит, но он проснется - таков смысл памятника.

Что же мне делать, слепцу и пасынку,
В мире, где каждый и отч и зряч,
Где по анафемам, как по насыпям -
Страсти! где насморком
Назван - плач!

Что же мне делать, ребром и промыслом
Певчей! - как провод! загар! Сибирь!
По наважденьям своим - как по мосту!
С их невесомостью
В мире гирь.

Что же мне делать, певцу и первенцу,
В мире, где наичернейший - сер!
Где вдохновенье хранят, как в термосе!
С этой безмерностью
В мире мер?!

Фотогалереи
На самую главную

Hosted by uCoz